Логин:
Пароль:
/ | /



 подробности на форуме

41001965433088


U159351194870
R157203547119
Z813703221649

Всем спасибо за любую помощь в развитии проекта.

какой дизайн сайта вам больше нравится
/ /
Всего ответов: 241



Marise
Рейтинг: 243
Пол: Женщина
Постов: 1090
AnTiMaG
Рейтинг: 24
Пол: Мужчина
Постов: 1007
Хина_тяН
Рейтинг: 809
Пол: Женщина
Постов: 933
Viktorika
Рейтинг: 105
Пол: Женщина
Постов: 836



Страница 1 из 11
Форум » Фан-Зона » Фанфики » Невыносимые. (Юри Пейринг: Венгрия/Беларусь(Hetalia) Рейтинг: NC-21)
Невыносимые.
Юki^_^санДата: Пятница, 09.03.2012, 16:07 | Сообщение # 1
167

дополнительные данные
Группа: V.I.P
Ранг пользователя:
Сообщений на форуме: 208
Подарки пользователя: 10
Статус:


Награды форума:
Бог сайта и форума за помощ в развитии проекта за активность на сайте
За 10 Сообщений на форуме За 50 Сообщений на форуме Неплохой Флудер
- А ну проси пощады, альбиносый ублюдок! - Маленькая светловолосая девочка прыгает на корчащемся от боли Гилберте, размахивая в воздухе маленьким заточенным ножичком. Она такая сильная, упрямая и непоколебимая. Другой малышке, сидящей в кустах и наблюдающей эту сцену даже становится жалко несчастного прусса, шипящего на немецком проклятия на голову славянки, так опозорившей его. Он, страна, появившаяся из плоти и крови безжалостно уничтоженных им же людей, сейчас лежал под топчащей его девчонкой. Благо никого, кроме них двоих, на поляне зацветших голубоглазок нет. И одновременно с сочувствием Байльшмидту сердце невольной наблюдательницы переполнено чем-то странным, слишком похожим на восхищение, плескающееся даже в огромных детских зеленых глазах под пушистыми темными ресницами. Она внимательно изучала профиль белоруски. Воинственно вздернутый подбородок, задранный курносый носик, пухлые малиновые губы, за которыми скрылись острые зубки, ровно очерченные скулы, к которым так и тянуло прикоснуться, румяная кожа на щеках, сдвинутые к переносице светлые брови и раскосые синие глаза с легким оттенком фиалкового где-то на глубине, переполненные жаждой победы и возмездия за братьев Польшу и Латвию, на которых собирался напасть юный тевтонец, зря разболтав белоруске о своих планах...
То же выражение в них я вижу сейчас. Сколько сотен лет прошло, прежде чем я вновь увидела этот твой фирменный взгляд а-ля Наталья Арловская, только теперь уже подаренный целиком мне. И сейчас ты не просто злишься, ты чувствуешь резкость кислоты предательства, разъедающей тебя изнутри. Что ж, думаю, ты заслужила это. Заслужила стоять на коленях передо мной, истекая кровью и испытывая ту же боль, что испытывала и я. Может быть, хоть сейчас ты поймешь, каково было мне каждый раз, когда я слышала твое имя из уст окружающих. Твое оружие лежит совсем рядом - оно выпало из руки, в которую я так опрометчиво послала пулю маузера. Но ты сейчас даже не пытаешься защищаться, рухнув вниз на подкосившихся ногах. Мы обе слышим крики, треск дерева, пожираемого языками пламени. Обе чувствуем запах паленой плоти, витающий черными хлопьями над твоей землей. Словно сотни тысяч крематориев внезапно начали сжигать тела пока еще живых жителей твоих сел и городов. Нет, это не печи, это огромные полыхающие сараи, забитые стонущими в агонии людьми. Ты чувствуешь их боль, твою тонкую бледную кожу так же беспощадно жалит огонь...
Острое лезвие скользит вверх по шелку, сплетенному с кринолином, и впивается в шнур из китового уса, разрывая его. Ты снова можешь дышать, этот глупый бесполезный корсет для твоей осиной талии не нужен. Со стуком нож вываливается из моих рук. Ты хватаешь ртом воздух и издаешь сдержанный благодарный стон, мои пальцы касаются твоих плеч, твоих божественных ключиц, заставляя тебя чуть выгибаться в спине, сводя вместе лопатки, склоняя голову набок так, чтобы я могла почувствовать сахарную сладость твоего молочного тела губами. Платье с тихим шорохом спадает на пол, оставляя на тебе лишь ночную сорочку, под которой ты. Ты настоящая. Самая красивая для меня, самая желанная. Ты разворачиваешься ко мне лицом и приподнимаешь кружева рубашки, снимая ее через голову, позволяя своим лучистым волосам рассыпаться по плечам. В лунном свете ты похожа на неземное создание - ведьма и ангел. Делаю шаг вперед, обнимая, прижимая к себе изо всех сил, боясь, что ты вот-вот растаешь, рассыплешься серебристой пылью. Теперь я могу почувствовать тебя собой. Ты напряжена, впитываешь мой жар, заражаясь им, нас уже обоих лихорадит от жажды принадлежать и обладать друг другом...
Подхожу ближе, убирая оружие обратно в кобуру на поясе и замирая почти вплотную. Под ногами хрустят угли, оставшиеся от твоего дома, разрушенного до основания. Кто бы мог подумать, что нам так легко удастся дойти до Минска? Всего за несколько дней мы дошли до тебя. Всего за три дня твоя жалкая оборона пала. И вот, ты сейчас тут со мной на пепелище, в которое превратилась вся твоя земля. Ты приподнимаешь голову и смотришь мне в глаза. Униженная, раздавленная, изборожденная танками Германии. Но не сломленная. Во взгляде появляется металл, режущий холодом по моему сознанию, выжигая клеймо в памяти, которое теперь ничто не сотрет - эта ухмылка на губах и этот взгляд, словно кадр фотопленки. Скрип зубов - и ты падаешь на землю, беспомощно утыкаясь носом в сажу, захлебываясь в ней, а твоя щека пылает от мощного удара моей ладони, затянутой в кожаную перчатку...
Кончики пальцев поглаживают твою щеку, спускаясь на шею, затем снова поднимаясь к подбородку и губам, изогнутым в улыбке. Надавливаю на нижнюю, проникая в рот, изучая подушечкой ряд нижних зубов, чуть касаясь языка. Ты резко подаешься вперед и обхватываешь губами мой палец, обволакивая его внутри своим язычком, с наслаждением посасывая, словно маленький котенок, делая сладкое томление внизу живота невыносимым. Пока я изучаю твое лицо пытливым мутным взглядом, ты спускаешься ласкающей щекоткой от сонной артерии, высчитав мой учащенный пульс, на грудь, обводя по контуру соски, упиваясь этим странным контрастом - сама ягодка твердая от возбуждения, а кожа, окружающая ее, до невозможности нежна. В воздухе витает эйфория, заполняя своими эфирами наши легкие. Утопая в твоих расширенных черных, как сама бездна, зрачках, медленно прижимаюсь к тебе, устанавливая наше странное сердцебиение в одинаковом ритме. Вдох-выдох, вдох-выдох. Твое опьяняющее дыхание сушит мои губы, и уже через долю секунды я завладеваю твоим ртом, полностью подчиняя себе, задавая точку отсчета, ведя тебя вперед. И знаешь, это ни с чем несравнимое ощущение - ощущать, что ты обладаешь той, что способна поставить на колени миллионы мужчин, но преклоняется лишь передо мной...
- Русская шлюха. - Я давно повесила на тебя этот ярлык, с тех самых пор, как ты предпочла меня ему. Видела своими глазами, как ты лебезишь перед ним, а ночью превращаешься в обыкновенную шалаву, которую бьют, унижают, трахают, а ей это лишь нравится. Ты дрожишь. Что такое? Чтобы рассмотреть твое лицо, хватаю твои светло-русые волосы, наматывая их на кулак, отрывая тебя от земли. Белоснежная кожа перепачкана в копоти, из разбитой нижней губы течет тонкая струйка алой, столь вкусной жидкости, ну а ты... Смеешься. Вот так. Смеешься, глядя мне в лицо, зная, что за подобное я могу тебя просто уничтожить. Значит, эта дрожь была не от слез, а от насмешки надо мной?
Ты глухо вскрикиваешь от удара носком сапога прямо под дых и вновь заваливаешься набок, как безвольная кукла, марионетка, у которой обрезаны все ниточки. Мой каблук упирается в твой затылок, припечатывая тебя к земле - одно неосторожное движение, и твой череп будет раздавлен. Теперь ты кашляешь кровью, стараясь делать это не отрываясь от земли, понимая, что я не шучу. Это мой долг - убить тебя. И машина уже запущена. Скажи спасибо самой себе за то, что превратила меня в такое создание, способное с легкостью убивать и больше не испытывающее ничего, кроме исступленной ненависти ко всему. Тебе больно? Ах, какая жалость! Волосы под моим каблуком уже заалели и слиплись, грозя сваляться в колтун. Но, как ни странно, со всеми этими ранами и побоями ты выглядишь еще более красивой. Лазурные глаза заволокла дымка от страданий, ты сжимаешь кулаки, цепляясь за пепел под своими руками, зная, что тебе не вырваться, но все равно сопротивляясь до последнего.
- Лиза, - хрипишь ты вперемешку с тихими булькающими звуками от поврежденных легких и печени...
- Лиза... - сладкий стон разносится по спальне, ты послушно опадаешь на подушки, разметав свои белокурые локоны по шелковистым наволочкам. Мои руки скользят по твоему телу, изучая каждый волнующий изгиб, каждую впадинку. Губы следуют за ними по пятам, не отставая, лишь чуть задерживаясь во впадинке между грудями и спускаясь на пупок. Ты уже сгораешь от желания, хриплым голосом молишь о пощаде и снисхождении, прося наконец уже овладеть тобой, без лишних промедлений. Эти тихие ласки заводят тебя куда сильнее, чем страстные поцелуи. Мои ногти оставляют легкие красные полосы на твоих ладонях, запястьях, следы тянутся выше до сгиба локтя... Ты теперь вскрикиваешь еще более отчетливо. Мое имя срывается с твоих губ вновь и вновь с уже нескрываемыми нотками наслаждения. Ты всегда со всеми так холодна, но внутри - настоящий бурлящий вулкан, который сейчас готовится к извержению. Ты не выдерживаешь, когда тонкие длинные пальцы проникают в лоно, а другая рука ласкает набухший клитор. Едва ощутимые движения внутри начинаются с малого - медлительность тебя не устраивает, ты протестующе фыркаешь, впиваясь в мои плечи, оставляя на моей сливочной коже отпечатки полумесяцев. Издав глухое рычание, дерзко и несдержанно целую тебя, вновь вводя под свой контроль, мешая сделать и вдох. Ты обвиваешь мою шею руками, а бедра - стройным ногами, еще сильнее насаживаясь на пальцы, которые с каждым разом входят все глубже и глубже, царапая стенки, смешивая удовольствие с пикантной болью. Единственное мое сожаление сейчас, что я - не первая у тебя. Твоя невинность была бы самым дорогим и желанным подарком для меня. Думаю, ты тоже сейчас об этом жалеешь, метаясь подо мной, запрокидывая голову и прогибаясь в пояснице. Крики-стоны, жар тел, тесные сплетения рук и ног, сбившееся дыхание и смешанное сердцебиение. Я уже не в силах понять, где я, а где ты. Мы словно сливаемся в один организм, у которого единое сознание на двоих. Кажется, сейчас я могу прочитать любую твою мысль, как и ты мою. Но у нас их попросту нет, мы растворяемся друг в друге, затягиваем друг друга еще сильнее, чем самая опасная трясина. Невидимые цепи обвивают нас, опаляя запястья, лодыжки и спины. Когда ты укладываешь ладонь между моих ног, скользнув по внутренним сторонам бедер, чуть щекоча их, на твоей шее вспыхивают алые следы - признак того, что ты полностью и безвозвратно принадлежишь мне. Я готова кричать до полной потери голоса, задыхаясь.



Сообщение отредактировал Юki^_^сан - Пятница, 09.03.2012, 16:13
 
Юki^_^санДата: Пятница, 09.03.2012, 16:08 | Сообщение # 2
167

дополнительные данные
Группа: V.I.P
Ранг пользователя:
Сообщений на форуме: 208
Подарки пользователя: 10
Статус:


Награды форума:
Бог сайта и форума за помощ в развитии проекта за активность на сайте
За 10 Сообщений на форуме За 50 Сообщений на форуме Неплохой Флудер
Жарко, душно, на телах выступают округлые капельки пота, пропитывая белоснежное постельное белье. Мы обе уже готовимся к тому, чтобы сорваться. Сорваться и упасть во тьму, на секунду потеряв сознание. Движение все ускоряются, кожа спаивается в местах соприкосновения. Моя, моя, моя. Сотни тысяч раз моя. Оклеймить сейчас, выжечь под лопаткой знак того, что ты - моя. Твой громкий крик раскатами грома оглашает комнату, через щели вылетая в коридор, эхом проносясь по дому, к нему примешивается еще чей-то переполненный сладострастный стон, и лишь через несколько секунд я понимаю, что это я кричу, окончательно теряя рассудок и захлебываясь в волнах экстаза, чувствуя лишь твою дрожь под собой...
- Да? Я тебя внимательно слушаю. - На несколько секунд задерживаю дыхание, даже убирая хромированный сапожок с твоей головы, позволяя перевернуться на спину и сесть. Ты не вытираешь кровь на лице, лишь смотря на меня снизу вверх. Так, как смотрела всегда. Недаром говорят, что великие властители сами порой мечтают побывать в чьей-то власти. И сейчас ты в моей, как и во все те ночи, что мы проводили вместе: покорная жертва и госпожа. Но я люблю тебя. И всегда любила. С того самого момента, как впервые увидела маленькой резвой и хамоватой девчонкой. Может, ты сейчас признаешься в истинных чувствах, попросишь прощения?.. Я прощу. Я все тебе прощу, если ты вернешься ко мне. Милая, любимая, родная... Но поток моих теплых мыслей прерывается твоим севшим слабым голосом.
- Немецкая шваль, - выплевываешь ты обвинение, и я едва сдерживаюсь от негодующего вздоха. Ну почему ты отказалась от возможности извиниться и позволить мне увести тебя отсюда? Залатать твои раны, привести в порядок, сделаться символом моей жизни? Дура. Русская дура. Ты на чистом немецком, ласкающем слух, начинаешь свою краткую речь: - Думаешь, я ничего не знала о том, что ты спишь со всей германской семейкой по очереди? А глупый Родерих даже сделал тебе предложение. Гилберт, Родерих, Людвиг... Под сколькими ты повалялась, Хердевари? И после этого ты кидаешь мне в лицо обвинение в том, что я не храню тебе верность? Уж извини. Я приняла правила твоей игры.
Удар, еще удар. Мои пальцы в черных перчатках утопают в твоих шелковистых волосах, мягкость которых я так и не могу почувствовать, резко тяну твою светлую голову на себя, и раздается тихий хруст твоего носа, ломаемого в нескольких местах от встречи с моим вскинутым коленом. Жалость? Ты убила во мне ее последние остатки. Ты не знаешь, что такое быть под давлением. Под настоящим давлением. И обливаться слезами от горя и собственной ничтожности, позволяя делать с собой все, что угодно захватчикам. Мое сердце всегда принадлежало лишь тебе, а ты же сознательно предала меня, выбрав Брагинского. И что ты только в нем нашла? Такое ощущение, что душу сжали раскаленными щипцами и все крепче сжимают, а боль этого отдается в каждой клеточке тела, жаля глаза, на которых тут же выступает влага. От этого странного бессилия, смешанного с озверением загнанного в угол хищника, я вновь заношу руку, смотря в твое лицо, залитое потоками крови, но такое родное, и притягиваю к себе, наклоняясь, заставляя подняться на колени. Мои губы накрывают твои, совсем разъяренно, обиженно и по-собственнически. Металлический солоноватый привкус заполняет рот, вызывая желание целовать еще и еще, наслаждаясь не только твоими медовыми губами, но этой алой жидкостью - признаком моего превосходства. Как ни странно, ты отзываешься при первом же порыве, поднимая одну руку, касаясь пальцами моей щеки, оставляя на ней кровавые полосы. Отрываюсь от тебя, позволяя сделать глоток кислорода перед тем, как ствол моего маузера проникнет в твой приоткрытый малиновый рот. Мокрые дорожки на моих щеках ничуть не высыхают, я продолжаю плакать, но глаза почти черны от легкого презрения, которое никуда не пропало. Ты с едва заметным испугом, проглядывающим сквозь трескающуюся маску насмешки и безразличия, смотришь на меня.
- Перед ним ты ведь тоже стояла на коленях? - Кривая усмешка перекашивает мое лицо. Возможно, ты думаешь, что я безумна, но ты заслуживаешь этого наказания за все свои слова, за свою чертову гордость и за этот ответ на поцелуй, снова вселивший в меня огонек надежды. - Ты же знаешь, что делать. Я уверена, что знаешь, как никто другой. - Сцепляю зубы, сдерживаясь, лишь возводя курок. - Давай. Или ты хочешь вот так умереть? Я прощу тебе все, если ты сделаешь это.
И ты послушно начинаешь двигать головой, заглатывая все глубже прохладный маузер, изучая его кончиком теплого языка и прикрывая глаза. Ты слишком искусна в этом. Неужели ты действительно так часто делала это ради него? Ради того, кто когда-то силой оторвал тебя от названных братьев и навязал свою веру? Я опять не могу сдержаться - рыдания разрывают грудную клетку. Моя маленькая милая девочка, моя железная Наташа. Как ты смогла так упасть? Как?.. Почему я не смогла уберечь единственное, что имеет ценность в моей жизни? Ноги подкашиваются. Я падаю рядом с тобой, вытаскивая оружие из плена твоих губ, хватаю, сжимая до хруста ребер, до невозможности дышать, чувствуя лишь твое бесконечно вздрагивающее тело рядом с собой, целую твои пряди, щеки. Объятие становится крепче. Ты не пытаешься отвечать, бледные тонкие руки повисли вдоль тела. Ты сломалась. Окончательно. И в этом виновата я. Холодное и все еще чуть влажное дуло касается виска. Мне кажется, я вот-вот умру, упаду в обморок и никогда не очнусь. Так больно. И с каждой долей секунды еще больнее. Невидимые часы тикают, отсчитывая время, и ты их тоже слышишь, не открывая глаз, зная, что сейчас будет.
- Я люблю тебя. - Это вышло одновременно - твой шепот и мой дрожащий, ломающийся голос слились в унисон так же, как до невозможности сильно переплелись наши артерии, вены и сердце. Одна плоть, одна кровь, один дух.
Слабый щелчок спускового крючка и громкий выстрел от сработавшего механизма, взрыва и пороха разнеслись по округе.
Любимая, желанная, моя. Наконец-то лишь в моих руках...



Сообщение отредактировал Юki^_^сан - Пятница, 09.03.2012, 16:12
 
Форум » Фан-Зона » Фанфики » Невыносимые. (Юри Пейринг: Венгрия/Беларусь(Hetalia) Рейтинг: NC-21)
Страница 1 из 11
Поиск:


300
Флудильная
Модераторы
НеформаТ - наш ФОРМАТ
осенний сезон 2011
Релизеры
Иокогама
Числа
Сьедобное-Несьедобное
Дизайнеры
Ассоциации
Асоциации наших аватар
Досчитаем До Ляма
Поцелуй_ня^_^
Выбери одно
Девушки против Парней**
 Добро пожаловать в Anime World. Здесь вы можете пообщаться с любителями японской анимации и мира фэнтези. Администрация просит соблюдать правила чата и желает приятного времяпровождения.
baner
baner baner
Приветствуем новых людей!!!

DavidWelve (DavidWelve)
Дата регистрации: 13.02.2017
Время регистрации: 20:18

дра-кондра (lunarWolf)
Дата регистрации: 09.02.2017
Время регистрации: 19:00

Natashagaups (Natashagaups)
Дата регистрации: 03.02.2017
Время регистрации: 13:34

Тимуфей (Timolioro)
Дата регистрации: 10.01.2017
Время регистрации: 14:58

Human (WEZZLE)
Дата регистрации: 29.12.2016
Время регистрации: 23:22

Яндекс.Метрика Лучшие проекты о Японии. Тиц и pr сайта

/
Обратная связь | Соглашение | Правообладателям

приветствуем всех на нашем портале,смотри,развлекайся,отдыхай
материал для описания предоставлен сайтом world-art
так же весь материал исключительно для ознакомления
внимание: некоторая часть контента содержит возрастное ограничение

Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше.

www.AniSKY.ru Copyright © 2011-2014, All rights reserved.

Используются технологии uCoz